Артист из народа (к юбилею народного артиста Беларуси Григория Белоцерковского)


Народный артист Беларуси Григорий Белоцерковский недавно отметил 75-летие. Актер театра и кино более полувека отдал сцене, тридцать пять лет служит в Могилевском областном драматическом театре. Его путь на театральную сцену был особенным.

В школьном драмкружке играл с шестого класса и получал от этого невероятную радость. Мечтал о большой профессиональной сцене, но далекие от искусства родители не разделяли с сыном такое его будущее. Не стал настаивать на своем, но и от любимого увлечения не отказался. После школы пошел на завод и там же посещал его самодеятельный театр. И уже смирился с мыслью, что театр будет частью его жизни именно в виде хобби. Но все изменил просмотр спектакля в Минском русском драматическом театре с участием профессиональных актеров.
Народный артист Беларуси Григорий Белоуерковский
— Это была постановка «Барабанщица» по пьесе Афанасия Салынского. Кроме того, что мне понравился сам спектакль, я почувствовал особую атмосферу, но тогда не смог этого себе объяснить и даже сформулировать. Под впечатлением ходил несколько дней. Желание стать актером театра почувствовал явственно, всей душой, но родителей не стал расстраивать. Тракторный завод, на котором я тогда работал, давал направление желающим продолжить учебу, и я поступил в политехнический институт. Учился и играл в заводском театре. Однажды его руководитель пригласил на наш спектакль театрального режиссера Дмитрия Алексеевича Орлова — он в это время набирал курс в Белорусском государственном театрально-художественном институте. После спектакля мне предложили попробовать себя на вступительных экзаменах. И я поступил! Как сказать об этом родителям? А если актера из меня не получится? В итоге учился целый семестр сразу в двух вузах. А когда получил «отлично» по актерскому мастерству на первой сессии, забрал документы в политехническом.
В 1969 году, после окончания вуза, молодой и перспективный актер принял предложение театра Бреста, хотя заявки были и из столицы. И спустя десятилетия признается, что не пожалел об этом:
— Тогда этот театр имел очень высокий рейтинг еще и потому, что в составе труппы были опытные с хорошей школой актеры. Они взяли нас под крыло, давая возможность и учиться, и работать. А спустя 15 лет в Могилев меня пригласил Александр Дольников — он был здесь главным режиссером.
— Но вы же минчанин! Хотелось вернуться домой?
— Для того чтобы освоиться в новом коллективе, сработаться с новыми режиссерами, нужно время, а для актера его потеря — утрата возможностей: в 40 лет роль Ромео уже не предлагают!
— А вы хотели? Посчастливилось сыграть то, о чем мечтали?
— В большинстве своем — да: хотел Дон Кихота — сыграл еще в Бресте. Во время учебы в вузе хотел попробовать себя в роли Крэппа — несколько лет тому назад сыграл и эту роль на родной сцене.
— Как долго готовите себя к тому, чтобы предстать на публике, например, Дон Кихотом или Крэппом?
— Это мои любимые персонажи, но это не я, поэтому настраиваюсь. Делаю это дома — так сложилось за время работы. Нужно мне минут 15— 20 побыть самим с собой, если больше — выхолащиваюсь.
— Вы на сцене больше 50 лет! Можете сыграть сегодня любую роль?
— Не думаю — у каждого артиста есть свой диапазон.
— Даже если идет речь про роль Гамлета?
— Я восхищался, как играл Гамлета Иннокентий Смоктуновский в кино, а также тем, как представил этот образ Владимир Высоцкий в театре, но себя я в этой роли не видел никогда. Если образ Дон Кихота мой, я смог его сыграть даже когда не соответствовал возрасту героя. У меня и сегодня есть желание вернуться к этому спектаклю, но готовил бы эту роль уже совсем по-другому: с позиции своего опыта, в том числе жизненного, с позиции сегодняшнего дня.
— Актерская профессия — это в первую очередь что для вас?
— Если это то, к чему тянется душа, работать на сцене — счастье! Но одного желания быть артистом, по-моему, мало. Крайне важно иметь внутреннюю потребность поделиться тем, что тебя волнует. Если этого чувства нет, сложно себя реализовать. Еще хуже, если ты это наконец-то понял лет в сорок или в пятьдесят. А что тогда делать?
— Какую из своих ролей запомнили на всю жизнь?
— Андрея Буслая в «Пороге» Алексея Дударева. Это было еще в Бресте. Почему? Хорошо понимал своего героя. Там же в Бресте играл Андрея Колобова в спектакле про комсомольцев «Берегите белую птицу» по пьесе Николай Мирошниченко.
За эту роль получил премию Ленинского комсомола — было приятно.
— За вашу продолжительную творческую биографию сыграно более сотни ролей, которые были созданы с очень разными режиссерами. Как с ними работалось?
— Всякое было. Георгий Андреевич Волков — с ним я начинал свой актерский путь. Это человек-энциклопедия, с ним интересно было и работать, и общаться. Много работал с Александром Дольниковым — только приятные воспоминания. Это он ставил «Дон Кихота», в котором я играл главную роль. С Саулюсом Варнасом сделали несколько интересных работ — «Женитьба», «Последняя лента Крэппа». Спектакль «Смерть Тарелкина» вообще был шагом в сторону от привычного — с огромным интересом принимал участие в этом проекте!
— Артисты театра и кино часто рассказывают про случившиеся нестандартные ситуации на сцене на глазах у зрителей. А в вашей театральной жизни такое бывало?
— И не единожды. Как-то играл трубача в спектакле «Егор Булычев и другие», перед антрактом которого на сцене гас свет и следом закрывался занавес. И я уходил. Однажды по каким-то причинам сломался занавес, а мне об этом не сказали. Доиграл сцену — сижу, свет погас, а в зале тишина — занавеса нет. Через несколько секунд дают свет в зале, а я один на сцене. Что делать? Встаю: «Люди, ау!» и быстренько со сцены. За кулисами — полная «повалка».
26.08.2020. Галина Хитрикова, «Могилевская правда»