Народный артист Беларуси Григорий Белоцерковский отметил 75-летний юбилей

Мудрец и философ

Народный артист Беларуси Григорий Белоцерковский более 50 лет отдал театральной сцене

На этой неделе 28 июля 75-летие отметил народный артист Беларуси Григорий Белоцерковский. В свой день рождения Григорий Яковлевич вышел на сцену родного Могилевского драматического театра, в котором служит с 1985 года, в спектакле «Последние свидетели», а после выслушал поздравления от коллег и друзей. Более 50 лет Григорий Яковлевич отдал театральной сцене. Мы встречались с ним дважды, и каждый раз Белоцерковский удивлял парадоксальностью и трезвостью оценок, заряжал оптимизмом, очаровывал своим обаянием, интеллигентностью и тактом. Мудрец и философ. Настоящий аристократ духа, человек несуетный и рассудительный. Позволим себе сделать несколько штрихов к его юбилейному портрету.

Григорий Белоцерковский
Григорий Яковлевич родился в Барнауле и в трехлетнем возрасте переехал с родителями в Минск. Мечтал стать и хирургом, и физиком, но по собственной инициативе посещал школьный драматический кружок. Видимо, актерская жилка пульсировала в нем с детства. Родители были против театральной профессии. И не просто против, а вполне в духе классического выражения, столь хорошо известного многим актерам: «Только через наш труп!» Так что пришел к ней Белоцерковский не сразу. Была учеба в вечерней школе. Поработал учеником фрезеровщика на Минском тракторном заводе, после поступил в Белорусский государственный политехнический институт. Но через какое-то время поворотный момент в биографии все-таки случился. Однажды в спектакле народного театра Тракторного завода его увидел актер и педагог Дмитрий Орлов, воспитавший целую плеяду артистов для нашего театрального искусства, и предложил поступать к нему на курс в Белорусский театрально-художественный институт.

Гладко ли проходила учеба — история умалчивает. По крайней мере, никаких мук и сомнений, отчислений и возвращений… По окончании института Григорий Яковлевич 16 лет проработал в Брестском областном театре. И вспоминает этот период всегда с благодарностью. С 1985 года родными стали могилевские подмостки, на которых сыграно более 100 ролей. И уже в 1988 году актер был удостоен почетного звания заслуженного артиста БССР. Он играл в спектаклях по пьесам Шекспира, Мольера, Брехта, Сухово-Кобылина, Булгакова, Вампилова и других авторов. Среди запоминающихся ролей — Бог в спектакле «Вторая смерть Жанны д’Арк» по пьесе болгарского драматурга Стефана Цанева, Жевакин в «Женитьбе» Николая Гоголя, Осокин в «Последнем» Виталия Ткачева, Крэпп в «Последней ленте Крэппа» Сэмюэля Беккета и многие другие.

Звания и награды не проходят мимо Григория Яковлевича. В 2002 году на Республиканском фестивале национальной драматургии Белоцерковский был награжден дипломом за лучшую мужскую роль за образ Лапушинского в спектакле «Воспоминания о Вавилоне». В 2007-м на Московском международном фестивале камерных театров и спектаклей малых форм «Славянский венок» получил награду за лучшую мужскую роль. Это был Мультик в спектакле «Вечер». В 2014 году Григорию Белоцерковскому было присвоено звание народного артиста Беларуси. Снимался артист и в кино, к сожалению, как и многие белорусские мастера, не так много. В его творческой копилке — роли в картинах «И больше никого», «Раскиданное гнездо», «Крест на земле и полная луна в небе» и других.

Белоцерковский не живет в скорлупе или башне из слоновой кости. Следит за всеми театральными новациями, огорчается, что порой наши региональные театры иногда варятся в собственном соку. (Хотя благодаря международному театральному форуму «М.@rt.контакт» могилевчане могут увидеть интересные спектакли ведущих театров разных стран.) Безоговорочно предан каждому режиссеру, с которым доводится работать. Готов выполнить любой режиссерский каприз, но ему важно понимать — зачем? Считает, что артист должен быть адвокатом своей роли и даже в самом отрицательном персонаже надо находить положительную сторону. По его мнению, театр не должен менторствовать и заниматься нравоучениями.

Когда-то в Бресте старший коллега заслуженный артист БССР Борис Васильевич Уксусов сказал ему, что актеру в профессии сложно первые двадцать пять лет, а потом станет легче. «Я это принял как хохму, но потом понял, что Борис Васильевич во многом прав», — признавался Григорий Яковлевич. Но актерскую профессию — жесткую, по его словам, и зависимую — не разлюбил до сих пор.


ЦИТАТА

«Театр — это наша жизнь в миниатюре, и у него свои законы. Он развивается циклично, и сегодняшняя ситуация, на мой взгляд, все-таки не тупик, а просто очередной этап. Этот кризис содержания весьма закономерен. Но я по-прежнему верю, что психологический театр будет востребован зрителем. Театр — это не холодная формула и не голая форма, а наполненная душа актера».
Белоцерковский — уникальный артист серьезной психологической школы, актер тонкий, интеллектуальный. Тончайший мастер, которому подвластно все. Ему свойственны интеллигентность, мягкость, чуткость. За каждым жестом персонажа угадываются судьба и характер. Играть с таким партнером — счастье. А играет он на полутонах, плетет свою роль изысканно и тонко. Никогда не педалирует ту или иную характеристику, не навязывает акценты и свое отношение к теме или герою. Зритель сам должен трактовать, делать выводы, увидев его игру и предлагаемые обстоятельства истории.


Григорий Белоцерковский
Он признает, что многое в театральном мире изменилось. Театральный язык стал другим, как и скорость реакции, восприятие зрителя. Огорчается, что в современном, порой слишком схематичном театре все меньше места для того, чтобы сам актер мог проявить свое дарование. Идеальный театр для Григория Яковлевича — это театр, соединяющий форму и содержание. «Сейчас превалирует форма, — говорил артист в интервью «Народной газете» в 2019 году. — Дай Бог, если она в результате вообще получается. Но при этом театр как таковой уходит куда-то в сторону. Зритель к нам приходит за сиюминутной эмоцией, идет сопереживать, а не подглядывать. Сочувствовать, смеяться, плакать, а не смотреть на картинки. Современным режиссерам материал не важен, важна схема, в которой они могут самовыразиться. А что делать в этой схеме актеру?»

Белоцерковский искренне обеспокоен и завтрашним днем белорусского театра, перспективами актерской профессии. В разговоре он вспоминал, как его педагог в театрально-художественном институте Дмитрий Орлов отчислял студентов из-за отсутствия сценической заразительности: «Это либо дано, либо нет. И сценический темперамент воспитать нельзя. Очень много интересных в человеческом смысле ребят Дмитрий Алексеевич отчислил только потому, что у них отсутствовала эмоциональная заразительность. А как иначе?.. Качество этого темперамента воспитывается, но, если его нет, в театр человека пускать нельзя».

Григорий Яковлевич искренне считает, что в театральных заведениях не должно быть платного обучения, нельзя сделать хорошего артиста за деньги: «Ты можешь быть абсолютным нулем в смысле театрального искусства, не иметь никаких данных, но если ты платишь, то будешь играть, ничего не соображая. Тогда скажите мне, чем покупка диплома в Академии искусств отличается от покупки диплома на каком-то рынке?»

«То, что сегодня происходит в наших театрах, это, конечно, определенный спад, — считает актер. — И хотя, помимо профессиональных учебных заведений, появляется очень много разных актерских тренингов и курсов, хороших артистов от этого больше не становится. Психофизика, воображение, фантазия — все актерские качества замешаны на темпераменте. Театр — это прежде всего актер, это человек со всеми своими слабостями, плюсами и минусами, со своей индивидуальностью. Через него зритель получает энергетику. Увы, энергетики все меньше, и все больше на сцене схем и формул».

Белоцерковский не вписывается ни в какую схему, как не вписывается в нее любой большой талант.

С юбилеем, Григорий Яковлевич!

Фото предоставлено Могилевским драмтеатром.
Валентин Пепеляев, sb.by