«Спектакль № 7»: I am not afraid…

Краткое описание: 

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
Первым контактом седьмого форума стала работа минского «Корняг-театра». «Спектакль №7» – тот редкий случай, когда на вопрос: «О чём он?» можно ответить и одним словом, и не ответить вообще. Очевидно, любая пластическая постановка подразумевает некую недосказанность. Режиссёр как бы провоцирует зрителя: «Мол, разберись сам… Подумай! Подключайся к диалогу». Другой вопрос: захочет ли «подключаться» зритель? Готов ли он скрупулёзно восстанавливать в памяти фрагменты постановки, попутно анализируя их?

Полное описание: 

Скажем прямо: такие спектакли не всегда легко смотреть, не говоря уже о том, чтобы их анализировать. Режиссёр и актёры отправляют в зал шифрограмму! Этот спектакль более напоминает мистерию – он без фабулы и, на первый взгляд, без логики. Зато в нём есть атмосфера, точнее – есть аура. Свет, звук, декорации, костюмы «играют» в одном как бы джазовом (импровизация!) ансамбле.

Создаётся иллюзия просторного помещения – возможно, военной казармы или минского метро. Музыка Ника Барча поддерживает ощущение постоянного движения – даже, скорее, мышиной суеты. Постоянная возня! Сочетание чёрного и красного в декорациях усиливает это ощущение – герои постоянно «настрёме». Они маргинальны и, вроде как, мифологичны… Т.е. гранично нереальны, а ещё точнее – невероятно гротескны. Даже их костюмы ассоциируются с винтажным европейским стилем.

Тема спектакля – страх. Хотя, как выразился бы Павел Пряжко, «это я думаю, что тема спектакля – страх». Четыре героя управляются страхом, переходящим в панический ужас, они – неврастеники. Их, как и всё общество, объединяет коллективный, почти по Фрейду, бессознательный страх перед вышестоящим (в данном случае вышесидящей).

Героиня Валентины Гарцуевой – воплощение тиранической власти. Как бы не пытались люди-мыши «выпасть» из тьмы неврастении, им это не удаётся. Как мантры, они повторяют бессмысленные слова. Ольга Скворцова, Светлана Аникей, Александр Казелло (знакомый нам по «Читкам»), и Виталий Кравченко умело пользуются телами. Движениями, мимикой они пишут нам послание: «Мы, как и вы, боимся? Только чего мы боимся? Сами не знаем!».

Пластический театр притягателен. Он искушает свободой понимания той или иной темы. Артист не может замаскироваться, он не прячется за слова, как китаец за свою 1000-километровую стенку. Наоборот, движения всегда искренни, всегда откровенны. А вот слова в спектакле выступают в виде электрошока. Циклические движения прерываются одной-двумя фразами. Причём в спектакле органично уживаются и русская, и белорусская, и английская речь.

Психологический тренинг – один из методов избавления от страха. Евгений Корняг на несколько минут вытягивает зрителей в мир абсурдного страха. Героиня Ольги Скворцовой предлагает зрителям повторять фразу:«We are happy». Казалось бы, что здесь сложного? Но зрители неохотно втягиваются в игру. А не прикладывает ли руку к этому Страх?

Алеся Пучко, Наталья Грузд, МГУ им. А.А. Кулешова