Интервью с Дмитрием Богославским: «…мы очень много говорили и записывали, а я еще много кивал головой»


В преддверии XIII театрального форума «М.@рт-контакт» мы поговорили с режиссером, драматургом, актером и «приглашенным кивальщиком» Дмитрием Богославским о его методах работы и творческом поиске.

– Темы спектаклей и драматургических текстов вы находите внутри или снаружи либо вне пространств и условий? Откуда они приходят? Как вы понимаете, что то или иное в данный момент актуально для широкого (или узкого?) круга людей?
– Это происходит всегда по-разному. Если говорить о спектаклях, то тут все намного проще: читаешь текст и сразу понимаешь, работает ли он на тебя, как он в тебе откликается, что в тебе начинает бродить внутри, чешутся десна или нет. А с пьесами всегда момент непредсказуемый. В голову может прийти какая-то фраза, словосочетание, название пьесы, и через какое-то время понимаешь, что это будет текст про это или про то. Либо срабатывает какой-то раздражитель, какое-то событие личное или общественное – не важно. Главное, что есть какой-то укол, первый эмоциональный толчок, который можно сравнить со сверхзадачей. Ну, а дальше уже остается вопрос, с каким переподвыподвертом ты подходишь к реализации, наполняешь пьесу какими-то социальными аспектами либо уходишь в сторону чистой истории.
Дмитрий Богославский
– Введение сверхреальных элементов в условно реальные события (вспоминаю здесь и «Саша, вынеси мусор», и «Тихий шорох уходящих шагов») призвано, с одной стороны, воздействовать на зрителя, а, с другой, имеет ли обратное влияние на вас как режиссера/драматурга?
– Это смотря с какой ноги встал – сегодня ты суеверный, а завтра тебе это неудобно, вот ты и говоришь: не верю я во всю эту фигню, – и просто не притягиваешь к себе ненужную энергию. Но я склонен верить в то, что что-то существует, что-то в воздухе витает, только мы пока руками потрогать этого не можем. Нам это, наверное, пока просто непонятно, а все непонятное вызывает неподдельный интерес, ведь всегда хочется приоткрыть завесу тайны.
– В XIII сезоне фестиваля «М.@рт-контакт» вы предстаете перед зрителями в качестве драматурга в спектакле «Папа, ты меня любил?» и режиссера в «Из жизни насекомых». Какие специфические различия вы видите между работой драматурга и режиссера? Ведь считается, что драматург – только рождает текст, являющийся поводом для создания спектакля.
– Если бы эти профессии были одинаковыми, то они назывались бы одним словом. Но сейчас не хочется говорить о различии, какое-то слово с отрицательной окраской. По моему мнению, главный вопрос всегда стоит в одном – это предложение диалога. И драматург, и режиссер предлагают читателю/зрителю поговорить на определенную тему, и в какой-то мере тут существует момент навязывания, но зритель всегда имеет право отказаться от диалога и покинуть зал, или закрыть книгу. Поэтому очень важно, насколько подготовленным зритель идет навстречу этому диалогу. А для драматурга или режиссера очень важно, как он будет этот диалог со зрителем вести, насколько сильно он пригвоздит фокус зрительского внимания, чем он будет его увлекать, чем подпитывать этот интерес. Поэтому и понятно, что этот разговор должен строиться по правилам взаимоуважения.
– Каковы ваши взаимоотношения с ОБЭРИУтами вообще и Николаем Олейниковым в частности? Какими путями была найдена форма постановки «Из жизни насекомых»?
– Взаимоотношения просто замечательные – никого лично я не знал. Но считаю, что их творчество очень мало исследовано (простите за такое слово) в театре, и этот пробел виден в истории советского театра, и футуризм, и поэтика абсурда остались в тени соцреализма, наверное, только с 80-90-х театр вернулся и к драматургии Введенского, Хармса... Поэтому я очень благодарен Светлане Бень за такое приглашение к сотрудничеству, благодарен Валерию Воронову за его прекрасную музыку, она действительно срослась с поэзией Олейникова. А путь был один – мы очень много говорили и записывали, а я еще много кивал головой. Поэтому в этом спектакле я выступаю как приглашенный «кивальщик».
– Представьте, что все пьесы мира исчезли СОВСЕМ. Какую из них следовало бы написать заново и почему?
– Не нужно выдумывать колесо, его уже кто-то выдумал. Нужно катиться вперед, а движение жизни само подскажет, какая пьеса будет необходимой. Только вы уж больно грустный вопрос придумали, больше так не делайте!
Елена Быкова, псих-аналитик