Я не уеду жить в Лондон, или Слаще «Витоши» нет ничего. Серафим Юрченко о спектакле «Лондон»

Могилёвский областной театр драмы и комедии имени В. И. Дунина-Марцинкевича из Бобруйска представил на малой сцене драмтеатра спектакль «Лондон». Могилёв, Бобруйск, Лондон… Да, с географией тут что-то не то.
Спектакль поставлен режиссёром Еленой Силутиной по пьесе Максима Досько. Пьеса эта, к слову, в 2015 г. была удостоена Гран-при «Конкурса-конкурсов» российской Национальной премии «Золотая маска».
Гена – сантехник, родившийся и живущий в Ракове, а работающий в деревне Озерцо под Минском. 34 года, есть сын, с женой разведён, отсидел в тюрьме. Там у него особенно проявился талант соломоплетения. Выйдя на свободу, он продолжил заниматься творчеством. Ну и решил поучаствовать в международном конкурсе народного творчества в номинации по соломоплетению. Работа Гены попала в финал, а его самого пригласили в Лондон. В итоге Гена получает не только приз в своей номинации, но и Гран-при конкурса… Но как-то тяжело на душе у него. Тянет Гену на Родину, в Беларусь, в Озерцо с Раковом. Нахлынувшие патриотические чувства вызывают у него и слёзы, и дрожь, которые унимаются только по возвращении на родную землю.
А теперь о сценографии и игре актёров. Сцена была оформлена просто (впрочем, по-другому в малом зале драмтеатра и невозможно): несколько стульев, периодически появляющийся унитаз (Гена сантехник всё-таки) и солома, разбросанная у границы сцены. Сзади иногда проецировались фотографии: Гена в яме, баня в Озерце или запечатлённые нашим героем лондонские достопримечательности. Мне не очень понравилось то, что о Гене почти всегда говорили в третьем лице, даже актёр, которые его «олицетворял» (это слово здесь более подходит). Трасянка, на которую иногда переходили актёры, выглядела не естественно. Возможно, что именно из-за этих «переходов», да и не говорят у нас «шо» (такое произношение свойственно для украинцев, а не для белорусов). Хотя, может быть, так было задумано для создания эффекта комичности, некого гротеска. А смешно действительно было, порой даже очень.
Это был стёб. Но с кого? Со «среднестатистического» белоруса? Навряд ли. На трасянке говорят с каждым годом всё меньше (в городах, по крайней мере). Жители больших городов – молодёжь и люди среднего возраста – сейчас имеют больше шансов ошибиться в белорусском произношении, нежели в русском. А Беларусь – довольно высокоурбанизированная страна. Да, большинство белорусов не было в Лондоне, но это большинство уже не очень похоже на Гену и других героев спектакля. Не слушают у нас все поголовно Солодуху, песню которого долго (неоправданно) исполняли актёры в конце спектакля. (Я понимаю, популярность Солодухи огромна, но всё же.) «Средний» белорус – другой.
Возможно, это попытка посмеяться над тем патриотизмом, о котором говорят с экранов телевизоров? Не знаю. С идейной точки зрения спектакль мне показался «пустоватым». Но, может быть, и не стоит везде искать высокий смысл, особенно в спектаклях, главная цель которых – посмеяться? Ну да, все посмеялись. А что дальше? Одно радует: как говорят специалисты, смех продлевает жизнь. В том числе и за это спасибо театру!

Серафим Юрченко, молодежный пресс-центр форума «М@rt.контакт-2017».