ОНА ЛИ ЭТО? Елена Быкова о спектакле «Это все она»


Республиканский театр белорусской драматургии
представлен в этом году на фестивале спектаклем «Это все она» по пьесе Андрея Иванова. Режиссер – Моника Добровлянська.

История сложных отношений матери и сына многим, возможно, окажется знакома не понаслышке. Герои спектакля – мать и сын-подросток –оказываются в ловушке из собственной ненависти и непонимания. Выбраться из нее радикальным материнским методом не удается.

Изначальный конфликт, основанный на невозможности простить, прислушаться и выразить любовь, которая в семье, потерявшей отца и мужа, безусловно, есть, отражен в декорациях. Это первое, что мы видим, когда входим в зрительный зал: на сцене стоят две стены, они угловатые, состоят из прямоугольных форм. Слева его сторона, справа – ее. Сзади находится конструкция высотой примерно в полтора этажа. В самом начале спектакля мать пробегает по ней несколько раз. Убегает от чувства собственной вины и бессилия или пытается догнать, спасти сына, уберечь его от катастрофы?

Психология матери проявляется в эпизоде с попугаем. Будь на ее месте мужчина, отец мальчика, он, скорее всего, просто оставил бы птицу жить дома. Мать же в порыве гнева и приступе безысходности выпускает ее из клетки на мороз, где та погибает. Такое «психологическое обнажение» характеризует героиню: она не контролирует свои эмоции, вымещает злобу за счет чего-то другого, потому что чувствует себя беспомощной.

Мать и сын не проявляют внешне любовь друг к другу никак. Их разговоры, пожалуй, свелись к ссорам и склокам. Рациональным ли было решение устроить сыну проверку через Интернет, судить не нам. Но почему-то женщина переживает за то, не гомосексуалист ли ее сын, когда у парня явное депрессивное состояние. В этом, наверное, и заключается главный конфликт постановки. Близкие люди, мать и сын, не могут найти в себе сил и смелости поговорить о том, что чувствуют, открыться друг другу, хотя оба переживают тяжелейшую утрату любимого человека, и эта невыговоренность в итоге косвенным образом и приводит к непоправимой трагедии в финале.

Парень ведет себя адекватно ситуации, не догадываясь о том, что с фейкового аккаунта ему пишет не прекрасная девушка, а мать из соседней комнаты. Но вот сама героиня… В какой-то момент она заигрывается, не осознает, что перешла границу дозволенного, а чувства сына не игрушка. Что не дало ей остановить эту игру, которая привела к трагедии? Что заставляло ее продолжать, несмотря на то, что она знала, что счастливой развязки быть не может? Возможно, ее вело чувство соучастия, хоть какого-то присутствия в жизни сына, в котором она так нуждалась. Но общий язык так и не был найден.

Несмотря на то, что почти все время спектакля герои переписывались – у них на коленях клавиатуры – смотреть было совершенно не скучно. Постоянно присутствовал нарыв эмоций, какое-то психическое движение, которое притягивало внимание. Не знаю только, во все ли моменты было оправдано использование проектора, но судить не берусь.

Персонажи очень узнаваемы. С такими типажами, скорее всего, каждый из нас сталкивался в жизни. И такое тотальное непонимание сегодня тоже нетрудно встретить. Даже не встретить, а заметить. Присмотреться к семье соседей или кого-то из друзей. И это делает спектакль близким и понятным для зрителей. Дает им пережить, переосмыслить какие-то собственные проблемы и ситуации.

Елена Быкова, молодежный пресс-центр форума «М@rt.контакт-2017».