Это не тот театр, который ты ожидал увидеть. Наталья Степутенко о перфомансе «Предметный разговор»

Чем арт-объект отличается от обычного объекта? Может ли человек быть арт-объектом? Зачем делать чёткое разделение между искусством и реальностью? И что есть современное искусство?
В пятый день фестиваля ребята из «Skvo’s Dance Company» (Белорусский государственный молодежный театр) представили, на мой взгляд, самую молодёжную и «контактную» из всех увиденных нами постановок. В перфомансе под названием «Предметный разговор» минские танцовщики весело и непринуждённо рассуждали на тему современного искусства, параллельно подключая к этому разговору зрителей.
Впрочем, зрители реагировали по-разному: одни смеялись, другие в недоумении уходили, третьи с интересом следили за происходящим. Но в большинстве своём творческий эксперимент пластического театра Ольги Скворцовой пришёлся могилевчанам по вкусу. Их искренние улыбки и оживлённое обсуждение увиденного в фойе концертного зала свидетельствовали об этом не менее красноречиво, чем громкие аплодисменты и крики «Браво!», коими щедро наградили артистов после представления.
Лично я сразу почувствовала контакт с артистами. Причём в самом прямом смысле этого слова: когда сидящая за мной танцовщица начала двигаться, я ощутила случайное прикосновение её ладони к моему плечу. Да, здесь танцовщики не выходили, как обычно, из глубины сцены, а вместе со всеми сидели в зрительском зале. Действие перформанса началось в пространстве зрительского зала, затем переместилось на сцену, на экран, развивалось сразу в нескольких пространствах одновременно. Глядя на всё это, невольно задаёшься вопросом: а где они, границы? Есть ли они?
Современное искусство отличается совмещением различных техник, смешением жанров, стилей. Его границы размыты. Материалом для произведений искусства сейчас может стать что угодно. И объектом искусства может стать что угодно – достаточно лишь предоставить нужный контекст. Ведь идея первична.
Об этом говорят с экрана участники видеоинтервью. А перформеры танцуют под звуки их голоса, предлагают в качестве арт-объекта мёртвую муху на линии жизни и, под хохот зрителей, занимаются поиском глубокого смысла в композиции из стульев и лежащей на них в довольно неудобной позе Валерии Хрипач. Ещё больше веселья вызывает Кирилл Балтруков, который под песню «Перемирие» двигается точно так же, как участницы группы «ВиаГра». Минутой ранее он демонстрировал изумительный по красоте танец, который в своё время забраковало жюри в одном из популярных телевизионных шоу. Почему в телешоу жюри отвергает искусный танец Кирилла, в то время как девушки, которые просто трясут попой, становятся звёздами? «Здесь нет секса», – заявляет с экрана одетый в белую майку Евгений Корняг, курящий и закинувший ногу на ногу точно как Шерон Стоун в «Основном инстинкте».
В перфомансе было много аллюзий, иронии, импровизации и танцев. Общение с танцовщиками произвело на зрителей весьма неожиданное, но приятное впечатление.
– Не совсем понятно, о чём спектакль. Но настроение подняли очень хорошо, – поделился впечатлениями один из зрителей.
– Это не тот театр, который ты ожидал увидеть? – с улыбкой спросила его спутница.
– Да. Это что-то новое.

Наталья Степутенко, молодежный пресс-центр форума «М@rt.контакт-2017».