«Мы умирать продолжаем кружась…» Анастасия Рыженкова о спектакле «Архипелаг»

Пластический спектакль, где актёры разговаривают со зрителем на языке жестов. С помощью танца там рассказывают целые истории, говорят о жизни. «Как же это должно быть красиво!» – подумала я и в предвкушении эмоций отправилась на танцевальный перформанс «Архипелаг». Драматург – Адам Хипки, автор идеи и хореограф – Мацей Кузьминский. Представляет его театр танца «Caro» (Седльце, Польша).
Получила ли я то, зачем пришла? И какие истории мне поведали? Пожалуй, истории нашего времени: одиночества, боли, равнодушия, эгоизма, внутренней пустоты и потерянности. Думаю, что нам часто приходилось сталкиваться с этим в жизни. И данный спектакль, в полной мере отражает настроения нашей повседневности.
Началось всё с рождения нового человека. На сцене появился обнажённый до пояса парень. И вот уже в следующее мгновение, он натягивает на себя куртку и уходит за кулисы. И вот… перед нами вновь этот же парень, натягивающий куртку и стремительной походкой двигающийся за кулисы. И вновь он перед нами. Вновь и вновь – как день сурка. На сцене, ежедневно одинаковый, бегущий по жизни, словно белка в колесе, человек. В темпе беговой лошади, парень и не заметил, как наступил на жизнь какой-то девушки – перед нами ещё одна героиня спектакля. Девушка мечется по сцене, как безумная. Двигается сломано и изранено, отчаянно. Но как бы она не старалась, парень её не замечает, а она не может выбросить его из своих мыслей. Она любит. Ему всё равно. Парень становится центром её вселенной, её наваждением. Девушка сломано падает. Парень исчезает. Свет гаснет.
Дальше новая история. Героиня держит в руках платье. Выкрикивает, что оно принадлежало её матери. Прячет его так, что создаётся впечатление, словно она носит пока не родившегося ребёнка. Да, её мать умерла ещё при родах. Перед нами одинокое дитя, не знающее материнской любви. «Это туфли моей матери!» – вновь надрывно, с истерикой в голосе кричит героиня. Она надевает на себя эти вещи, словно пытается стать на неё похожей, хоть как-то приблизиться к ней. Эта девушка страдает от потери самого родного человека в жизни.
Следующая история знакомит нас с образом парня, довольно часто встречающегося в современности. Парень-нарцисс – равнодушный к окружающим, себялюбивый, утопающий в своём эгоизме, зацикленный на собственной внешности. Он любит себя так сильно, что вряд ли сможет полюбить кого-то ещё. Смысл его жизни – только он сам.
Последнюю историю понять мне было сложнее всего. История ещё одной девушки. Она также влюблена. Но похоже, что её любимый умер, а она так и не может его отпустить – ожидает, зная, что никто не придёт. И как бы не пыталась вырвать его из своих молитв, сердца и мыслей – не получается. Она медленно умирает, в ожидании призрака, изо дня в день, не подпуская к себе больше никого.
Когда гаснет свет, мы слышим звуки дождя. Он усиливается, перерастая в полноценную, нагоняющую дикий страх и отчаяние грозу. В контраст этому, на сцене появляется солнце. Но ливень не утихает – символизируя душевное состояние героев. Пятеро людей, рассказывающих нам свои истории, танцуют… И каждый со своей пугающей грозой внутри. Двигаются в одной плоскости. Одинаково и в то же время – по-разному. Они – архипелаг. Живут в одной вселенной, так близко, но так далеко друг от друга. Они – чужие. Каждый зациклен только на себе, на своей собственной жизни и никому из них нет дела до проблем других людей. Истинная политика поколения 21-го века – ведь именно это и хотел сказать публике режиссёр.
Танцевальные движения пронизаны различными чувствами, из которых больше всего я улавливаю боль. Кружась в этом горьком танце жизни, они двигаются к смерти. И в конце, перед нами вновь предстаёт, когда-то слепо бегущий, человек в куртке. Только теперь он стоит на месте. Постаревший, смотрит на себя в прошлом – перед ним парень всё в этой же куртке – ничего не изменилось, только… прошла его жизнь. И похоже – зря. Он просуществовал серо, буднично, однообразно, постоянно спеша и не замечая ничего вокруг своей оси, даже то, что он сломал жизнь другому человеку. Бежал, словно пытался что-то догнать, но так ничего и не приобрёл. Он прожил в одиночестве и пустоте.
Спектакль заставляет нас взглянуть и на свою жизнь. Похожа ли она на бег по кругу и эгоистичную зацикленность только лишь на собственных чувствах и переживаниях? Если да, то режиссёр показывает нам, к чему это может привести – к пустоте, т.е. ни к чему. Мы не приобретём ничего, думая только о себе и живя только в себе, в своём собственном мирке. Ведь тогда и наша жизнь пройдёт зря.
Спектакль мне очень понравился. Тема, которую раскрывает режиссёр актуальна – она отражает современность. Отражает её наиболее уродливые стороны, заставляет нас обратить на них внимание. А вопросы, поднятые в постановке – это вечные вопросы о ценности и смысле жизни, о человеческих взаимоотношениях.
Из декораций на сцене были только стулья и стол, и, пожалуй, свеча, которую зажгла за упокой своей матери одна из героинь. Основной акцент делался на героях спектакля – на их образах. Говоря об актёрах, можно смело сказать, что они справились со своими задачами – раскрыли образы очень ярко и точно. Некоторые истории зритель понимал не сразу, их хотелось прочитать, над ними хотелось размышлять и после постановки. На мой взгляд, спектакль, заставляющий зрителя хотеть думать, по праву должен быть удостоен высокой оценки, которую я искренне ему и присуждаю.
Анастасия Рыженкова, молодежный пресс-центр форума «М@rt.контакт-2017».