История Могилёвского театра Драмы

.В конце 1880-х гг. в Могилеве гастролировали украинские труппы Н.Васильева (1890 г.), В.Потапенко (1893 г.), А.Василенко (1895 г.), Н.К.Садовского М.К.Заньковецкой (апрель 1897 г.), в составе которой выступал русско-украинский актер И.В.Загорский; И.Дворниченко (1899 г.), во время зимних театральных сезонов в Могилеве работали антрепризы А.А.Вольского (1895 г.), А.Ф.Каратаева (1896 г.). В июне 1892 г. в Могилеве гастролировало Московское товарищество артистов под управлением Е.Н.Горевой, которое нередко показывало свои спектакли в театрах Москвы. Реалистическое в своей основе творчество этой незаурядной актрисы было окрашено в романтические тона. Обладая величественной, необычайно выразительной внешностью, красивым и сильным голосом, большим сценическим темпераментом, владея высокой техникой профессионального мастерства, Горева блистательно выступала в крупнейших театральных городах Российской империи, гастролировала в 1886 г. в Германии, содержала в Москве театр своего имени (1889-1891 гг.) и к приезду в Белоруссию была широко известной, именитой актрисой. Представлялись "Мария Стюарт" Шиллера, "Адриенна Лекуврер" Скриба, "Маргарита Готье" Дюма-сына, "Сумасшествие от любви" Томайо-и-Бауса, "Медея" А.С.Суворина и В.П.Буренина.
Весьма значительный творческий успех сопровождал гастроли в Белоруссии Товарищество артистов с участием М.М.Петипа, сына выдающегося балетмейстера М.Н.Петипа. В мае 1894 г. могилевским зрителем были представлены "Ревизор" Гоголя, "Гувернер" В.Дьяченко, "Дон-Жуан" и "Тартюф" Мольера, "Укрощение строптивой" Шекспира, "Женитьба Фигаро" Бомарше и другие драматические произведения. Рецензент "Могилевских губернских ведомостей" с одобрением отзывался о спектакле "Цепи", поставленном в октябре 1894 году в Могилеве Товариществом артистов под управлением И.С.Савина.
В июне 1896 г. в Могилеве с труппой И.М.Арнольдова-Чепурного гастролировали "известные русские трагики" братья Роберт и Рафаил Адельгеймы, актеры высокой профессиональной культуры, отточенной техники, возвышенного строя чувств, широкой образованности, эрудиции. Роберт Адельгейм окончил в Москве техническое училище, Рафаил - консерваторию, класс фортепиано. По окончании в 1888 г. драматического отделения Венской консерватории, проработав порознь в течение 7-8 лет в театрах Германии, Австрии и Швейцарии, братья возвратились на родину. Объединившись, они едва ли не до последних дней своей жизни, без малого сорок лет, разъезжали по "глухим углам" и большим городам необъятной страны, приобщая широкого зрителя к лучшим произведениям мировой драматической литературы. В 1931 г. Роберту и Рафаилу Адельгеймам присвоили звание народных артистов РСФСР.
Было и еще одно событие, очень редкое для тогдашней России. 29 января 1898 года в Могилевском театре отмечался 40-летний юбилей артистической деятельности одного из виднейших провинциальных артистов России, белоруса по происхождению М.А.Завадского.
Тот факт, что общественное почитание артиста было торжественно проведено в Могилеве, свидетельствует не только о любви публики к искусству, но и о гражданском мужестве могилевчан, которые отважились устроить торжество в честь артиста.
С 7 по 28 апреля 1898 г. Товарищество артистов под управлением Адлера представляло также свои спектакли в Могилеве на сцене городского театра. В состав труппы входили: Бабинова, Ланская, Мещерская, Понизовская, Тарская, Антонов, Погуляев, Старков, Хохлов, Г.А.Яковлев-Востоков. Чуть позже, с 12-19 июня 1898 г., товарищество артистов во главе с В.П.Далматовым (настоящая фамилия Лучич) давало представления в Могилевском городском театре.
В Товариществе артистов, игравшем в 1898 г. в Могилеве вместе с Далматовым, состояли художники высокой профессиональной культуры: артисты Александринского театра И.А.Стравинская, В.В.Истомина и Н.Н.Ходотов, едва окончивший Петербургское театральное училище, в недалеком будущем выдающийся драматический актер.
С 30 марта 1899 г. в городском театре Могилева гастролировала антреприза А.М.Шмитткофа и А.П.Двинского (настоящая фамилия Беренфельд).
С 20 июля 1899 г. в Городском театре давало представление Товарищество артистов под управлением актера Александринского театра, крупного театрального деятеля, драматурга П.Д.Ленского (настоящая фамилия Телепнев-Овчина-Оболенский). В составе труппы был и П.Н.Орленев (настоящая фамилия Орлов). Представлялся "Царь Федор Иоаннович" А.К.Толстого с П.Н.Орленевым в заглавной роли.
С 1 октября 1899 г. до начала января 1900 г. на сцене Могилевского городского театра работала антреприза П.Н.Рахманова, в состав труппы входили: С.А.Булдина, А.Волина, Горская, О.Лядова, М.М.Маревич, Николаева, П.Никольская, Я.А.Стальская, Б.Э.Борисов, В.Горский, А.И.Крамов, В.Н.Красносельский, И.Лавров, П.Н.Рахманов, А.И.Черняев. Режиссировал А.И.Крамов, художник-декоратор Н.Паоло.
С 10 декабря гастролировал М.Е.Дарский (настоящая фамилия Псарьян). В начале января по февраль 1900 г. труппу П.Н.Рахманова сменило Товарищество артистов под управлением А.И.Крамова, большая часть труппы П.Рахманова осталась работать в театре с А.И.Крамовым.
В конце июня 1900 г. в городском театре работала антреприза режиссера А.Н.Сеницкого. Актеры Англичанова, Дмитриева, Журина, О.С.Кадмина-Диевская, Мутти, Смирнова, Д.А.Глюске-Добровольский, Гринин, М.Г.Диевский, Н.И.Дубровский, Львов, Нелев, Покровский входили в состав труппы.
Живое творчество лучших представителей сценического искусства в свое время не поддавалось безусловным художественно-типологическим градациям и оценкам. Чем крупнее были артисты, выступившие в Могилеве, такие, например, как М.Т.Иванов-Козельский, М.В.Дальский, М.М.Петипа, П.Н.Орленев, актриса Александринского театра М.Г.Савина (1894 г., кстати, профессиональную сценическую деятельность начала в г. Минске в 1869 г.), Г.Н.Федотова (1895 г. совместно с "известным трагиком" К.А.Гариным и А.Вишневским), братья Адельгейм, А.И.Южин, К.А. Варламов, П.М.Медведев, М.И.Писарев, Ю.М.Юрьев, - тем более они разнились друг от друга не только индивидуальной своеобычностью, силой и глубиной природного дарования, уровнем общей и художественной культуры, мерой профессионального мастерства, но и, что не менее примечательно, характером и степенью использования в своем творчестве реалистических средств сценической выразительности. Абсолютизации каких бы то ни было художественных стилей, приемов и форм сценической выразительности противостояли основополагающие эстетические принципы реалистической школы исполнительского искусства. В практическом освоении этих принципов русский театр в Белоруссии (как и весь русский театр в целом) в 80-90-е гг. XIX в. достиг весьма существенного прогресса по сравнению с предшествующим двадцатилетием.
В феврале 1900 г. в Могилеве гастролировал знаменитый тогда скрипач, который давал концерты и за рубежом, Яков Гурвич. В октябре зрителей увлекали своим мастерством прославленный Давыдов, Калмыкова, Шадурская. В 1901 г. в Могилеве снова гастролировал профессиональный театр Калмыковой. Были поставлены пьесы "Лиса Патрикеевна", "Сен'Сир" и другие. В исполнении этой же труппы могилевчане слушали "Гейшу", "Мартин рудокоп" и другие оперетты и оперы. В.Ф.Комиссаржевская поразила могилевчан искренностью, нежностью, мягкостью и изяществом, которые сочетались с огромной эмоциональной насыщенностью и глубиной драматизма в исполнении роли Норы (в одноименной пьесе Г.Ибсена, 1906 г.). На сцене нового театра выступали крупные русские труппы Р.Невского (1910-1915 гг.), в которой в 1910 г. выступал В.Кумельский; Ю.Юрьева (1911 г., 1913 г.), Ф.Корша (1912-1914 гг.), К.Незлобина и В.Рахмановой (1912 г.), В.Кумельского и Н.Шмелева (1913-1914 гг.), Московского Малого театра под руководством А.Яблочкиной (1913 г.).
Гастрольные выступления в Белоруссии крупнейших актеров современности, творческих групп и ансамблей Александринского, Московского Малого и других столичных театров содействовали повышению общего уровня художественной культуры местных русских театральных коллективов, благотворно влияли на процессы упрочения и дальнейшего развития искусства сценического реализма. Сценический реализм, необратимо утвердившийся в Белоруссии, обусловливал необычайное, порой контрастное многообразие художественных стилей, средств и форм сценической выразительности.
А.Яблочкина
Кроме того, культурно-просветительская деятельность русского профессионального театра в Белоруссии благотворно сказывалась на развитии местного театрального любительства, на процессах подспудного формирования белорусского профессионального театра. Совместно с другими культурно-историческими факторами она пробуждала и воспитывала жизненно необходимую потребность широких слоев городского населения в самодеятельном творчестве. И не случайно вторая половина 90-х гг. XIX века характеризовалась ростом самодеятельных кружков. Особенно успешной была деятельность энтузиастов самодеятельного искусства в губернском центре.
В 1886 г. в Могилеве начало деятельность многочисленное по тем временам Музыкально-драматическое общество с отделами музыкальным, вокальным и драматическим (действительных членов общества числилось 100, членов-исполнителей 100, членов-посетителей около 200 человек). Учредители этого творческого объединения разработали широкую программу культурно-просветительской деятельности и активно проводили ее в жизнь. Организовывали театральные представления, литературно-музыкальные вечера и т. д. Осенью того же года в городе при содействии общества была открыта частная музыкальная школа Печковской. В связи с деятельностью любителей значительно оживился интерес могилевчан к профессиональному городскому театру. Местные губернские "Ведомости" отмечали ряд "удачных любительских спектаклей", которые получили признание зрителей, а также то, что зрители охотно посещали спектакли и русской труппы (антреприза Н.А.Борисова): "Разве нельзя сказать, - писала газета, - что в истекшем году могилевское общество вращалось по преимуществу в области искусства. Искусство стало близко Могилеву и приютилось в нем надолго".
Большое внимание прессы того времени вызвало появление нового театрального коллектива - любительского театра при народном доме в Московском предместье Могилева, который торжественно открылся в ноябре 1900 г. Инициатором создания драматического коллектива, или, как писал журнал "Театр и искусство", "первым пионером по постановке народных спектаклей" был член уездного комитета Товарищества попечительства о народной трезвости, "большой любитель театрального дела" Т.Соприко. Хорошо подобранный коллектив, организационно оформленный и технически оснащенный, любительский театр мог вполне конкурировать с профессиональными коллективами. Руководство народного дома предоставило в распоряжение зрителей и библиотеку, и читальный зал, чайную, а также ночлежку.
В эти же годы было положено начало довольно быстрому росту количества художественно-самодеятельных кружков в городах, местечках, а, в особых случаях, и в селах Могилевской губернии.
Очень популярным в городе был Могилевский литературно-музыкально-драматический кружок, созданный в октябре 1905 г. У него был свой симфонический оркестр (дирижер В.Кревинг), хор (руководители Н.Фидюнов и В.Зубовский). Участники кружка стремились популяризировать произведения замечательных композиторов, перед концертами читались лекции. Из этого кружка вышли замечательные певцы: Я.Казанская, Е.Колобазина и С.Мигай, который позже станет народным артистом России, профессором Московской консерватории; пианисты: В.Боголюбова и А Боркус, музыковед С.Вержбицкий и многие другие. Вплоть до 1914 года кружковцы радовали могилевчан сценами из опер, творческими концертами и вечерами.
Творческая деятельность актеров-любителей эстетически ориентировалась на профессиональное сценическое искусство. Прогрессивное содержание этой деятельности находило живой отклик, понимание и заинтересованность горожан. Социальный состав зрительного зала быстро демократизировался. "Общедоступный театр" тревожил чувства, будил воображение и мысль, приобщал и самих участников спектаклей, и широкого "простонародного" зрителя к нравственным идеям, образам, темам прогрессивной русской и мировой драматургии, к высокой театрально-художественной культуре. Преследуя культурно-просветительские цели, любительские коллективы, художественно-творческие объединения (общества и кружки) внесли несомненно положительный вклад в обогащение духовной жизни, в приобщение широкого зрителя к театральному искусству, в дело развития самодеятельного творчества и осознанной культурно-общественной инициативы демократических слоев городского населения.
Но в Могилеве, как и повсеместно, культурно-просветительской деятельности любителей сценического искусства препятствовал ряд весьма существенных обстоятельств. Это прежде всего система полицейского досмотра, угроза административных правительственных репрессий. Организаторами художественно-творческих кружков и объединений были, как правило, энтузиасты-любители, прогрессивно настроенные местные интеллигенты: служащие государственных и частных контор, учителя, врачи, юристы, сотрудники местных газет, представители различных областей деятельности и знаний. Они преодолевали большие трудности в театрально-творческой, культурно-просветительской деятельности.
Даже из упомянутых художественных событий, происходивших в Могилеве в конце XIX - начале XX веков, легко проследить связь между наличием в городе театрального здания как центра культурной жизни и его влияния на умы и творческую активность населения. Стихийно возникшая театральная активность со стороны гастролирующих профессиональных коллективов, подкрепленная сравнительно небольшой арендной платой за театральное помещение и удобством географического расположения Могилева, смогла разбудить творческий потенциал горожан, подготовить целые поколения к последующему восприятию изящного искусства и использованию его в воспитательных целях.
Автор брошюры "К 25-летию Могилевского театра" Мирский-Исаев в 1913 г. рассуждает о том, что с сентября 1888 г. обозначается тенденция города - "превратить театр как бы в дойную корову. Это одно было бы еще с полбеды, но за этой дойной коровой ничей не смотрел хозяйский добрый глаз; ничье любящее хозяйское сердце не забилось ни разу теплой любовью к ней... Театр обратился в того Щедринского конягу, на котором все желали ездить верхом, но никто не хотел кормить. И вот плоды: с годами потускнела краска стен; износились декорации; с годами постепенно забывали о том, что театру нужен уход, но уход не "домашний", а уход строго технический, не отдающий дилетантизмом". А на задаваемые критиками в те годы вопросы, почему ушло подлинное драматическое искусство, автор отвечает: "Да потому, что поруган храм, обветшал алтарь, облетели цветы, те самые цветы, которые город обязался содержать в холе и неге, давать им свет и воздух, тепло и солнце. И теперь, в виду исполнившегося юбилея, вполне уместно подвести итоги: выветрился кирпич из наружных стен; оборудование сцены, согласно новейшим правилам о театрах, до сих пор не сделано; общественное здание, выстроенное за счет обывательской лепты, продолжает оставаться в неудовлетворенном состоянии...".
Но несмотря на свой непраздничный вид, городской театр достойно отметил свое 25-летие. Все эти годы он как мог был полезен и городу, и губернии. На могилевской сцене было поставлено свыше 4000 спектаклей, случалось, здесь демонстрировали свое искусство великие артисты, создавая нетленные образы лучшей отечественной и зарубежной драматургии. Театр был приветлив и к самодеятельным артистам, эмоционально воскрешавшим перед зрителем страницы жизни страны. Но он не собирался почивать на лаврах, впереди у театра неизведанная дорога в новое будущее страны, период мужания и становления. И уже тогда возникало у этой могилевской обители Мельпомены страстное желание окружить заботой и теплом собственную театральную труппу, которая отвечала бы такой же взаимностью театру. Но этому суждено будет осуществиться еще только через 22 года. А пока небольшое здание городского театра "дышало уютом и размеренностью дореволюционной провинции".
В нем не было официальной парадности. Многим, кто работал в этом театре, "особенно нравились старые печки-голландки, которыми в холодные месяцы отапливалось помещение. Их было десятка полтора, и растапливал их сторож театра, старик по фамилии Чиботько. Жизнь этого человека самым тесным образом была связана с могилевским театром. С незапамятных времен он топил печи, сторожил, смотрел за порядком. Сменялись директора и антрепренеры, приезжали и уезжали гастролеры, неизменным оставался один Чиботько. Не ушел он из театра и после революции, хотя ему предлагали работу получше. Жил он со своей семьей в полуподвале театрального здания. Его сын Николай тоже работал в театре. <...> Он был помощником машиниста сцены, жена сына работала билетером. При театре жили и воспитывались внуки Чиботько (кстати, одна из его внучек М.С.Белинская стала в последствии народной артисткой БССР). У них тоже были свои обязанности: они помогали деду подметать двор, управляться с дровами, носили воду. Когда наступали теплые весенние дни, по вечерам у дверей Чиботько устраивались посиделки.
Тут в свободное от спектакля время собирались актеры, и начинались бесконечные рассказы старика о дореволюционном прошлом Могилева, о городском театре, о знаменитых актерах, приезжавших сюда на гастроли. Чиботько помнил немало интересных историй из жизни актеров, которых судьба забрасывала в Могилев, любил вспоминать о братьях Адельгейм, часто бывавших в городе, прекрасно знал антрепризы Г.К.Невского и В.В.Чарского, которые годами работали в Могилевском театре. Его расказы бывали порой забавны, порой печальны".
Один из рассказов старого истопника Чиботько об артисте Малого театра Федоре Петровиче Гореве стал театральной легендой. "По договоренности с администрацией театра Горев приехал в Могилев на гастроли. Во время показа одного из первых спектаклей какой-то злоумышленник проник в гримуборную артиста и украл булавку для галстука. Булавка эта, изображавшая орла, осыпанного бриллиантами, была высочайше пожалована Гореву самим государем императором. Когда в антракте Федор Петрович узнал о пропаже, он упал в обморок, и спектакль, к большому неудовольствию публики, остался недоигранным. Расстроенный Горев расторг договор с администрацией, дело передали в полицию, но булавка так и не нашлась".
Несомненно, уютное и теплое, опрятное и чистенькое здание театра с роскошным рисунком губернаторской ложи и ярусами, украшенными резьбой, искусно выполненной из древа; с массивной двустворчатой резной дверью, бесшумно затворяющейся после последнего зрителя, вошедшего в партер по центральному проходу до самой сцены и усевшегося в удобные кресла по обеим сторонам прохода; с замечательной потолочной художественной лепкой, обрамляющей удивительно сверкающую люстру; с небольшими арками фойе, удачно гармонирующими с лестницей, обрамленной чугунным литьем; с верандой, выходившей в сад, сооруженной для удобства гуляющей в антрактах публики; с изразцовыми печками, согревающими в стужу, с балконом перед подъездом - завораживало и притягивало как господ артистов, так и уважаемую публику. Здание театра успешно соперничало с другими учреждениями культуры: двумя городскими кинотеатрами, цирком, несколькими клубами, пединститутом, в котором работали самодеятельные театральные кружки.
В 1918 г. был создан Могилевский ученический кружок "Асвета", который объединял в основном студентов учебных заведений. Руководил кружком студент пединститута М.А.Ведрицкий. В 1918-1920 годах в Народном доме в Могилеве ставились преимущественно революционные агитпьесы. С 1919 по 1920 годов в Могилеве работала русская труппа, которая называлась Могилевским советским театром. Коллектив ставил по четыре-шесть спектаклей за неделю.
В Могилеве предпринималась попытка организовать подготовку профессиональных актерских кадров. В 1918-1920 гг. при Могилевском народном доме работала драматическая труппа театра-студии "Поиски", при которой была организована школа подготовки руководителей волостных драматических кружков. В школе проходили краткосрочную подготовку (дневную) наиболее способные участники театральной самодеятельности. В 1921 году в Могилеве работала русская труппа "Поиски". Она ставила преимущественно новые пьесы революционного содержания.
В 1920-е годы в Могилеве работал коллектив "Синей блузы", Первый показательный театр (1920-1922 гг.).
Начиная с 1928 г., главной базой русских театров в Белоруссии становятся Могилев и Бобруйск, где работали труппы под руководством В.Кумельского и Л.Скальского. В августе 1929 г. по инициативе Главискусства Центрального отраслевого профсоюза трудящихся была созвана первая Всебелорусская театральная конференция, на которой было принято решение о создании нескольких постоянных русских коллективов. "Русский театральный коллектив первой категории будет организовывать режиссер Кумельский...", - сообщалось в печати. С этого времени русская труппа с В.Кумельским во главе постепенно начала приобретать признаки государственного учреждения. Используя воспоминания людей, близко знавших и работающих с В.В.Кумельским, попробуем охарактеризовать этапы становления Кумельского как организатора первого Русского театра в Белоруссии.
Владимир Владимирович Кумельский прекрасно знал, как велось театральное дело в западных губерниях дореволюционной Белоруссии. Он работал со многими антрепренерами, несколько сезонов служил у таких крупных антрепренеров, как Г.К.Невский и В.В.Чарский. Первое знакомство В.Кумельского с Белоруссией состоялось в 1910 году, когда он работал в труппе Г.Невского. Произошло это именно в Могилеве, где Невский арендовал театр на весь зимний сезон. Этого антрепренера в Могилеве хорошо знали и предпочитали всем прочим. В его труппе дело было поставлено основательно: профессиональные актеры, хорошие костюмы, богатые декорации. Для гимназистов старших классов и студентов педагогического училища Г.Невский организовывал воскресные утренние спектакли, причем определенная часть билетов предназначалась для беднейших учеников и студентов и распространялась бесплатно. Могилевской публике молодой В.Кумельский сразу же понравился. Принимали его тепло, и, может быть, поэтому в последующие годы он неоднократно приезжал в Белоруссию на гастроли и много раз бывал в Могилеве. Шумный успех у зрителей Могилева едва не поссорил его с антрепренером В.Чарским, в труппе которого В.Кумельский состоял. Чарский, который сам был неплохим актером, очень болезненно отнесся к тому явному предпочтению, которое публика оказывала Кумельскому.

Страницы